Лучший мамозаменитель — мама — Дети наши
ru en
Благотворительный фонд «Дети наши»
+7 (495) 787–99-70 info@detinashi.ru

06

Декабрь 2017

Лучший мамозаменитель — мама

В «Костромской народной газете» вышел материал о работе нашего фонда.
Текст полностью приведен ниже.

Доброта – это тоже искусство. Ведь чтобы творить благо, надо понимать, что именно пойдет на пользу человеку, а что во вред. А это очень тонкие вещи. Да, подарив желанную игрушку, сделаешь ребенка счастливым. На несколько часов или дней. Подарив ребенку семью, дашь ему будущее. Именно этой трудной миссией – возвращением детей в семьи и помощью ребятам, которые остались без попечения родителей, успешно влиться в общество, — и занимается московский благотворительный фонд «Дети Наши». Не первый год работает он и в костромском регионе.

Ориентир – на семью

Тенденция последних лет — сокращение в России детских домов. Такова государственная политика. Есть и соответствующее постановление № 481 от 24 мая 2014 г., в котором говорится об устройстве детей в семьи, кровные или замещающие, как о главном приоритете. Россия тут идет по пути Запада, где практически не осталось детдомов в нашем понимании. Педагоги – и российские, и зарубежные – сходятся во мнении: лучший способ адаптации воспитанников детских домов – полный отказ от пребывания их в этих самых детдомах и обустройство в приемные семьи. Или возвращение в родную семью, если таковая имеется и находиться в ней маленькому человеку безопасно и комфортно. Про приемных родителей – понятно. Но как можно вернуть ребенка в кровную семью, если его из нее забрали по весьма и весьма веским основаниям?
Оказывается, в ряде случаев это и можно, и нужно. Хотя порой неимоверно трудно. Недавно сотрудники благотворительного фонда «Дети Наши» провели в Костроме семинар, в котором участвовали педагоги, воспитатели, психологи, представители общественных организаций из разных районов нашей области. На нем специалисты обменялись опытом по возвращению ребят из детдомов в их кровные семьи.

Для начала обоснуем

«Сначала фонд пытался решать материальные проблемы детдомов, — вспоминает Диана Зевина, координатор проектов фонда «Дети Наши», — но потом стало понятно: делая ремонт, покупая мебель или что-то подобное, мы кардинально не меняем ситуацию с сиротами. Их жизнь по-прежнему сильно отличаются от жизни их сверстников в семьях. Дети даже в самом замечательном детдоме не формируются такими личностями, как в семье. Даже у абсолютно здорового ребенка происходят разные нарушения развития».
Если, к примеру, он пережил травму от разлуки с родителями, ему потом трудно доверять близким. Если в самом раннем детстве попал в детдом, то происходит нарушение привязанности – он не умеет строить отношения с людьми. У него нет модели поведения в семье, потому порой бывшие детдомовцы отказываются от своих детей или не умеют их воспитывать. «У них нет понимания, как устроена жизнь в семье. У ребенка из детдома совсем другие представления, — считает Д. Зевина, — которые нельзя перенести во взрослую жизнь, потому что мы не живем в коммуне».
Когда малыша направляют в детдом, это стресс. Эмоциональные переживания могут затормозить интеллектуальное развитие и даже физическое. «Есть такая поговорка: эффект тормозит интеллект — когда мы в каких-то сильных переживаниях, нам трудно сосредоточиться, — объясняет Д.Зевина, — т.е. детдом не является благоприятной средой обитания для ребенка. Такой средой является кровная семья. А если там есть риски для ребенка, если нельзя его туда вернуть, то — приемная семья».

Без корней не вырасти

«Никто не может любить ребенка больше, чем его семья. Все равно принять чужого ребенка сложно, — уверена Алина Киприч, социальный педагог фонда «Дети Наши», — у родственников, кровных родителей в этом плане ресурс намного больше, чем у детдома. И дети сами очень нуждаются в родственниках и поддерживают с ними связь – это одна из самых главных вещей. Работа фонда в Смоленской области началась с такой истории. Двое подростков постоянно сбегали из интерната. Бежали всегда в одном направлении – к маме, которая жила в доме инвалидов. Ребята не имели о ней сведений, беспокоились, хотели найти. Т.е. детям необходимо знать о родителях, корни для таких детей особенно важны. Без этих корней им не за что держаться, не на что опереться».
Но если ребенка невозможно вернуть в семью, если там серьезные финансовые трудности или угроза его физическому или психологическому самочувствию, то сотрудники фонда стараются хотя бы наладить отношения между ребенком и родителями – чтобы те звонили другу другу, общались. Если ребенок полностью потеряет семью, он не только эти контакты утратит, он потеряет и всю историю семьи, свою медицинскую историю, прошлые связи с друзьями и даже с той местностью, где вырос. А это все важно для человека.
… Но как же все-таки вернуть ребенка из детдома в родную семью? Расскажем на конкретных примерах, потому что это всегда – очень индивидуально. Имена героев историй изменены.

История первая: Помоги маме окрепнуть

Потерять детей легко. Вернуть – крайне трудно. Ольге, если б не фонд «Дети Наши», вряд ли бы это удалось…
Ольга воспитывала двоих детей одна. Зарабатывала мало, денег едва хватало. Ни убрать жилье толком не умела, ни сготовить. Иногда выпивала. Самые большие проблемы были со школой – ребята плохо учились, отбивались от рук. В итоге органы опеки забрали их в интернат. Женщина рыдала, просила вернуть детей. Сотрудник фонда Павел Исаченко помог ей найти работу, где больше платили. Изменилась и личная жизнь Ольги. Она встретила мужчину, который поддержал ее желание возвратить детей. Они вместе ездили в интернат, навещали ребят, активно участвовали во всех мероприятиях. Но каждый раз мама уезжала домой вся в слезах. Опека не давала добро на возвращение детей, считая, что Ольга — «не ресурсная», не потянет. Женщину готовили к лишению родительских прав.
Но тут в дело вступил этот мужчина: устроился на высокооплачиваемую работу, собрал справки, что в материальном плане все хорошо. Опека выставила новые претензии: дома грязь, все обшарпано. Сделали ремонт, навели порядок. Но опека стояла на своем: Ольга не умеет воспитывать детей, проще устроить их в приемную семью или на постоянное жительство в детдом, а она пусть навещает. Тогда мужчина сказал: увольняйся, сиди дома, занимайся детьми, я хорошо зарабатываю.
«После долгих переговоров фонда с органами опеки, те все же пошли навстречу и отдали женщине детей под наше сопровождение. И вот уже 10 месяцев мы сопровождаем эту семью, — рассказывает Оксана Решетова, педагог-психолог Шаталовского детского дома, — со школой все наладилось, ребята в порядке, мама довольна. Но … этим летом этот мужчина бросил женщину, и мы боялись, что та может запить. Однако она — большая умница, справилась. Устроилась на работу, зарабатывает нормально, хоть ей и приходится ездить в соседний город. Ситуация в семье стабилизировалась, хотя мама потеряла ресурс и ей, как всякой женщине, тяжело далась ситуация, когда мужчина уходит. Но она окрепла за то время, что мы с ней общаемся, поняла, что не одна, что ее поддержат в трудную минуту».

История вторая: Деньги на пристройку

В прошлом году в интернат попали четверо детей – двоюродные братья и сестры из двух семей, живших под одной крышей. Детей здесь любили, родители – хорошие, непьющие, но условия не подходящие – жуткая теснота, детям негде уроки готовить. И материально трудно — работы в поселке нет, родители перебивались случайными заработками. Органы опеки настояли: ребят — на год в детдом, а взрослые пусть за это время решат свои проблемы. Если все будет нормально – детей вернут. «С одной стороны это помощь ребенку – улучшение условий его проживания. А с точки зрения психолога – разрыв отношений с родителями», — говорит Алина Киприч. Для ребенка – травма. Для родителей тоже. Некоторые взрослые, которые никогда не пили, могут запить, потому что смысл жизни теряется. Другие за год привыкают жить одни и даже находят в этом плюсы. Третьи уезжают работать на вахту в Москву, теряют контакт с детьми. Четвертые рожают других детей… Не только ребят, но родителей за этот год можно потерять…
Но эти семьи детей постоянно навещали, общались со специалистами, проявяли активность. «Благодаря работе фонда четверо детей вернулись в семью, — рассказывает А.Киприч, – мы закупили стройматериалы, а родители сами сделали пристройку к дому, в семье появилась полноценная кухня (это было требование опеки). Потом одна из сестер переехала на другое место жительства, где нашла работу. Условия теперь подходящие. Сейчас дети в семье, и у них все хорошо».
Порой не так много и надо, чтобы жизнь наладилась. Но даже не материальные проблемы самые сложные, а личностные…

История третья: Няня для сына доярки

Когда трехлетнего Алешу привезли в детдом, он не разговаривал, ни с кем не общался. Только через два месяца выяснилось, что мальчик нормально говорит. Это была реакция на разлуку с мамой. Постепенно малыш освоился и стал бурно развиваться.
У Нины Алеша — второй ребенок, старшей дочери – двадцать, учится в городе. Родила сына под пятьдесят, растила без мужа. Работала дояркой – в 4 утра на дойку, потом домой, затем опять на ферму, а ребенок один. В старом деревенском доме ни воды, ни условий никаких нет. Случались у Нины и запои. Не часто – раз в месяц-два. Опека решила ребенка забрать. А в фонде «Дети Наши», изучив ситуацию, поняли, женщина – не пропащая, малыша любит, сама добрая и неглупая, только замкнутая. Педагог фонда Павел Исаченко стал искать для нее работу с другим графиком. Но в сельской местности с этим туго. Тогда решили найти няню, который бы фонд платил деньги, пока Нина на работе. Но и тут ничего не вышло, хотя и деньги приличные предлагали. Нину в деревне не любят, человек она прямолинейный, не общительный, живет обособленно от всех. В общем, как услышат, кому нужна няня, сразу отказываются: «Ей помогать не будем!»
Через год опека подала документы на лишение Нины родительских прав. Сотрудники фонда выпросили отсрочку на полгода. И за это время жизнь женщины круто изменилась. Она вышла замуж, ушла с фермы, занимается малышом. Ребенок от мамы не отходит, очень любит ее. Куда она – туда и он, бегает за ней хвостиком, боится, как бы из его жизни опять не исчезла. И мама изменилась. «Раньше она такая угрюмая всегда была, недоверчивая, отвечала односложно, — делится А.Киприч, — а когда ребенок вернулся в семью, и она впервые за полтора года мне улыбнулась. А сейчас она такая радостная, активно общается – человек уже в зоне доверия».
Но история на этом не кончилась. Жизнь – не кино, все сложнее. И, как это у нас порой бывает: падающему не помогают, его подталкивают…
«Когда ребенка вернули, начались выпады со стороны односельчан, — рассказывает О. Решетова, – жалобы: она пьет, бросает сына одного, уходя на ферму. А мы-то знаем, женщина сейчас не работает. Но после таких звонков нас трясти начинает. Проверяем, звоним, приезжаем без предупреждения. Все в порядке, занимается хозяйством, спиртным и не пахнет. И мужчина непьющий у нее, и у них прямо любовь, любовь… Даже при отсутствии у этой мамы поддержки среди соседей, она, тем не менее, на данный момент справляется. Но если какие-то трудности будут, то готовы подключиться – мы постоянно держим руку на пульсе».

Зинаида НИКОЛАЕВА.
Фото из открытых источников.

Наша справка

Благотворительный фонд «Дети Наши» создан 10 лет назад. Тогда сотрудники нескольких столичных коммерческих фирм решили помогать детям. Первый детдом, с которым стали сотрудничать, был в г. Сафоново Смоленской области, что в 200 км от Москвы. Сейчас фонд шефствует над пятью детскими учреждениями Смоленской, Нижегородской и Костромской областей.
Учредитель фонда — Анна Маргулис, психолог и художник-керамист. А еще — супруга Евгения Маргулиса – известного рок-музыканта, певца, композитора, участника групп «Машина времени», «Воскресенье». Благодаря дружеским связям Е. Маргулиса в благотворительных акциях фонда участвует творческий бомонд – певцы, музыканты, артисты, художники, телеведущие, фотографы — Валдис Пельш, Мария Шушкина, Андрей Макаревич, Алексей Кортнев, Дмитрий Маликов, Максим Леонидов, Сергей Белоголовцев и др. Абсолютно не афишируя это, без пафоса. В числе постоянных партнеров фонда: президент агентства «ИМА-пресс» Владимир Евстафьев, лидер группы «Несчастный случай» Алексей Кортнев, председатель правления киностудии «Союзмультфильм» Юлиана Слащева, художник Павел Каплевич, продюсер Алексей Боков и др.

Поделиться:

Нас поддерживают